Замдиректора бросила ресторан и ушла зарабатывать в вебкам

0
14

Развратные медсестры, кино со старушкой и другие сценарии в 3 историях от реальных моделей

Замдиректора бросила ресторан и ушла зарабатывать в вебкам

Вебкам-модели сталкиваются с массой проблем: наркотики, одиночество, звездная болезнь

Корреспондент URA.RU нашел людей, которые работают в вебкам-бизнесе и зарабатывают на демонстрации обнаженной натуры. Все они уверены, что онлайн-эротика не так проста, доходна и безопасна. Наиболее удачным покажется карьера молодого нижегородца со студией в Чехии, но и он жалуется на проблемы. И они куда хуже материальных.

Замдиректора бросила ресторан и ушла зарабатывать в вебкам

Основная причина работы в вебкаме — деньги

Ева: развод и кредит на грудь

Ева — топовая вебкам-модель из России (город она попросила не указывать) в категории 30+. С 2013 года она сама — без студии или наставника — смогла сделать популярным свой аккаунт на стриминговых сайтах. «Не помню, сколько заработала в первую смену. Может, пять тысяч рублей за несколько часов. Первые доходы не были космическими, они просто закрывали необходимые нужды. И позволили мне взять кредит на оплату части маммопластики. Погасила в будущем без проблем», — вспоминает модель.

«О вебкаме я узнала от незнакомого на тот момент мужчины, который заговорил со мной с конкретной целью — предложить эту работу. Произошло это в тот момент, когда моя работа в ресторане [заместителем директора] меня перестала устраивать — не финансовая причина, а психологический климат — и я начала задумываться об уходе с нее. Но резкой смены работы я никогда не делаю, поэтому какое-то время совмещала. Потом я осталась только в стриминге», — делится историей Ева. На принятие решения повлияло желание поменять что-то в жизни, возможность работать дома и любопытство: «Мои первые стримы проходили под лозунгом „о этот дивный новый мир“».

Все школьные годы Ева провела в театральном кружке. Позднее она получила два высших образования по специальностям программист и переводчик. Знание языков и опыт работы на сцене, по словам модели, помогли ей в стримах.

Про личные проблемы до вебкама Ева лаконично отмечает: «Детские и личные травмы есть у всех, в том числе и у меня. Вопрос в том, прорабатываешь ты их или позволяешь им управлять жизнью». Что это значит, она объяснила примером: перед радикальной сменой рода занятий развелась с мужем, но «не пустилась во все тяжкие».

Карьера Евы в вебкаме началась с выстраивания жестких границ: она отказывалась делать то, что ей неприятно или больно. По запретом, к примеру, действия, опасные для жизни одной из сторон (как модели, так и мембера — посетителя, зрителя стримингового сайта — прим. URA.RU), в том числе их имитации. Впрочем, нечто незнакомое, но не вызывающее отторжение, она пробовала. Например, это были фут-фетиш (сексуальное влечение к ступням — прим. URA.RU) или перемазывание йогуртом с ног до головы, а также ролевые игры.

Замдиректора бросила ресторан и ушла зарабатывать в вебкам

Иногда вебкам-модели и студии специально нанимают сценаристов для создания профессиональных видео

Собеседница признается, что ей часто не хватало специфической теории, тем более некоторые необычные запросы от клиентов пошли почти сразу. Но что делать, было решительно непонятно: «Самый простой вопрос: „Ты можешь доминировать в привате?“ Ответ „Наверное. Я не знаю. Можем попробовать“, который я могла дать, — это не ответ госпожи», — смеется модель.

К работе в вебкаме Ева относится так же, как к любой другой — это вполне управляемая и прогнозируемая сфера. И ей в чем-то повезло: от рискованных предложений ей удавалось отказываться, но цели достигла: «Какие цели могут быть у стрим-моделей? А какие могут быть у учителей, парикмахеров, офис-менеджеров? У всех цель одна — быть счастливыми. А вот понятие счастья у каждого разное. Есть материальное выражение: квартира, машина, красивая одежда и хорошая еда. Есть эмоции: путешествия, хобби, возможность делать ценные подарки близким. Есть социальные: помогать новичкам, столкнувшимся с трудностями, развивать комьюнити и создавать адекватное отношение вебкаму».

Если в вебкаме есть карьерная стратегия, то у Евы пока свой пик: она начала придумывать сценарии для фото- и видеосъемок других моделей и вебкам-студий, которые стали заказывать их для себя. А сформированная экспертиза позволяет ей делать аудит работы моделей и вести лекции по одному из сайтов для взрослых. Больше половины доходов идут от стримов и консультирования, что позволяет также нанимать ассистента — он помогает с ведением социальных сетей.

Продолжительность работы в этом бизнесе зависит от физического здоровья и эмоциональной нагрузки. Обычно модели перестают стримить, выходя замуж, когда уже не справляться с эмоциональной нагрузкой или разочаровываются в работе. Для Евы горизонт еще далеко.

Развратные медсестрички

Каким бы привлекательным не казался вебкам, не каждая модель видит себя в нем долго. У Маришки — так представилась URA.RU модель из города в центре России — нет цели добиться вершин. «Да, есть топ-модели, но к этому надо идти не один год и вкладывать много сил», — рассказала она URA.RU.

Маришку завлекла в вебкам Лика, позже к ним присоединилась Лара, самой старшей из всех — 22 года. Последние две — медики. Образовавшееся трио стримит индивидуально, то есть не через вебкам-студию. Со всей техникой (компьютер, камера, светильник) они справляются самостоятельно. По мнению Маришки, в студии другие люди только отвлекали бы. В видеочат девушки выходят всегда на одном сайте для взрослых. Лара — одна, Маришка — вместе с Ликой.

Для девушек слово «шоу» — так они представляют свою «работу» в соцсетях — определяется просто: «Это жесткая эротика. И шоу начинается, когда набирается определенная сумма токенов (валюта сайта — прим. URA.RU) за стрим». Главная цель девиц — деньги на жизнь.

Собеседница отказалась говорить, по сколько они зарабатывают: разброс доходов — от 100 рублей до миллиона в месяц. Лика работала на «обычной работе», сейчас у нее вебкам — основной заработок. Лара совмещает работу и вебкам.

Маришка еще получает образование в университете в сфере журналистики и PR, что идеально, по ее словам, совмещается со специфическими занятиями. Надолго ли это — вопрос открытый. Со временем модель намерена начать работать по профессии или в смежных областях. «Для меня сейчас вебкам — единственная подработка, и я понимаю, что не буду этим всю жизнь заниматься. Так же и у других девочек: у Лики тоже есть планы на будущее, куда пойти учиться и кем быть. Но я лично не знаю, как карты лягут. Заниматься вебкамом будем еще полгода, может, год», — резюмирует собеседница.

Гей-мемберы и легкие деньги

Вебкам — работа преимущественно для девушек. Однако есть спрос и на мужчин. Как рассказывает URA.RU 28-летний Алексей, в бизнес он попал еще 10 лет назад, но последние три года занимался развитием собственной студии. В начале карьеры он жил в Нижнем Новгороде. Через пять лет благодаря помощи нового друга, гей-мембера (сам Алексей — гетеросексуал), он перебрался в сначала в Польшу, а потом в Чехию.

«Начал сразу после школы, учился параллельно. Узнал [про вебкам] из интернета, когда искал всякие порносайты. Решил попробовать, тогда мозгов и тормозов особо не было, привлекли рассказы о заработках. Хотелось денег побольше, а главное — полегче. Мне повезло, родители на 18 лет подарили квартиру, с местом проблем не было. Не составило труда и найти нужные сайты, информацию, программы и оборудование. У меня довольно легко прошел вход в эту сферу. За пару месяцев освоил все азы», — делится Алексей.

Собеседник говорит, что успешно закончил два вуза — в России и за границей (туризм и управление персоналом), но никогда и нигде не работал, кроме сферы вебкама. Заработка с этого хватало всегда, даже когда не работал.

В первый месяц в вебкаме Алексей заработал 140 тысяч рублей. Потратил их на новый компьютер, камеру, освещение и одежду. Но заработок в этой профессии плавает, предупреждает экс-модель. В удачные периоды можно было заработать 300 тысяч рублей, в неудачные — 60. До создания семьи все деньги уходили на развлечения, но сейчас характер расходов иной, а доход в рублях равен 800 тысячам рублей в месяц. И хотя расходы в Европе выше, удается копить на свое жилье в Чехии — одна из двух актуальных целей Алексея. Вторая — получение гражданства.

«Я был гетеро-моделью и понимал, что основная аудитория будет состоять из гей-тусовки. Перед ними первое время я полностью не раздевался. Но они и не просили: западные люди совсем другого менталитета, относятся к тебе с уважением. Постепенно это табу я с себя снял, так как денег хотелось побольше и побыстрее, — констатирует Алексей. — Но с геями я сразу давал рамки общения. Хотя они ничего странного и не просили, кроме полного обнажения. Иной раз просили, чтобы я на них смотрел. А вот женщины странных желаний выдавали много. Не буду рассказывать про всякие фетиши. Была у меня одна поклонница лет 70-ти. Она просила меня часто посмотреть с ней какой-нибудь фильм. С одним геем я постоянно смотрел футбол».

Кроме того, Алексей успел поработать больше полугода с девушкой в вебкам-студии. И, как признает экс-модель, у парней в паре с девушками проблемы в основном с эрекцией: «На препаратах долго не протянешь. Знаю, что во многих топ-парах парни колют инъекции так же, как и в порноиндустрии. Поэтому я и ушел из пары, потому что поддерживать эрекцию после месяца работы было очень сложно. Приходилось даже принимать „Виагру“».

Реализация собственного проекта, по мнению Алексея, — логичное развитие в вебкаме: «Все к этому приходят рано или поздно, ведь красота со временем уходит. Первый раз просто собрал знакомых моделей и предложил проект, так и началось». Все модели в его студии — русские, кто переехал в Европу. Студия в Чехии — одна, но мест, где проходят стримы, — много. Алексей владеет большей частью проекта. Модели платят в общий фонд от 25% до 35% своей прибыли. Студия вкладывает деньги, например, в криптовалюту или ценные бумаги. С этой прибыли моделям идет свой процент. В итоге они получают деньги два раза: со своего стрима и от вложений студии. Некоторые девушки также работают дистанционно, пользуясь рекламой студии и ее привилегиями.

По словам Алексея, не так часто карьера у моделей складывается удачно. Действительно, большинство моделей топ-уровня зарабатывают столько, что хватит до конца жизни, многие вкладывают деньги, потом тоже не работают. При этом также многие девушки уходят в порно. У моделей-парней серьезный путь — только в гей-категории. Модели самого разного уровня иногда сталкиваются с такими проблемами, как наркотики, отсутствие личной жизни (точнее сексуального влечения), звездная болезнь, выражаемая в чувстве вседозволенности, присутствия денег, семейные проблемы и самое распространенное — депрессия. Более того, часть профессии — шантаж моделей и их деанонимизация.

Ранее URA.RU рассказывало, как вебкам-индустрия распространяется по всей России, в частности, в провинции. Этому способствуют в том числе гораздо меньшие расходы на студии, чем в Москве или Санкт-Петербурге. Но, как отмечают собеседники агентства, в провинции часто сложнее найти подходящих моделей, руководство студий иногда не выплачивает полностью зарплату. И общие сейчас проблемы в российском вебкаме — большая конкуренция и падение доходов, которые напрямую связаны с тем, что этот онлайн-бизнес слишком распиарили.

Если вы хотите сообщить новость, напишите нам

Корреспондент URA.RU нашел людей, которые работают в вебкам-бизнесе и зарабатывают на демонстрации обнаженной натуры. Все они уверены, что онлайн-эротика не так проста, доходна и безопасна. Наиболее удачным покажется карьера молодого нижегородца со студией в Чехии, но и он жалуется на проблемы. И они куда хуже материальных. Ева: развод и кредит на грудь Ева — топовая вебкам-модель из России (город она попросила не указывать) в категории 30+. С 2013 года она сама — без студии или наставника — смогла сделать популярным свой аккаунт на стриминговых сайтах. «Не помню, сколько заработала в первую смену. Может, пять тысяч рублей за несколько часов. Первые доходы не были космическими, они просто закрывали необходимые нужды. И позволили мне взять кредит на оплату части маммопластики. Погасила в будущем без проблем», — вспоминает модель. «О вебкаме я узнала от незнакомого на тот момент мужчины, который заговорил со мной с конкретной целью — предложить эту работу. Произошло это в тот момент, когда моя работа в ресторане [заместителем директора] меня перестала устраивать — не финансовая причина, а психологический климат — и я начала задумываться об уходе с нее. Но резкой смены работы я никогда не делаю, поэтому какое-то время совмещала. Потом я осталась только в стриминге», — делится историей Ева. На принятие решения повлияло желание поменять что-то в жизни, возможность работать дома и любопытство: «Мои первые стримы проходили под лозунгом „о этот дивный новый мир“». Все школьные годы Ева провела в театральном кружке. Позднее она получила два высших образования по специальностям программист и переводчик. Знание языков и опыт работы на сцене, по словам модели, помогли ей в стримах. Про личные проблемы до вебкама Ева лаконично отмечает: «Детские и личные травмы есть у всех, в том числе и у меня. Вопрос в том, прорабатываешь ты их или позволяешь им управлять жизнью». Что это значит, она объяснила примером: перед радикальной сменой рода занятий развелась с мужем, но «не пустилась во все тяжкие». Карьера Евы в вебкаме началась с выстраивания жестких границ: она отказывалась делать то, что ей неприятно или больно. По запретом, к примеру, действия, опасные для жизни одной из сторон (как модели, так и мембера — посетителя, зрителя стримингового сайта — прим. URA.RU), в том числе их имитации. Впрочем, нечто незнакомое, но не вызывающее отторжение, она пробовала. Например, это были фут-фетиш (сексуальное влечение к ступням — прим. URA.RU) или перемазывание йогуртом с ног до головы, а также ролевые игры. Собеседница признается, что ей часто не хватало специфической теории, тем более некоторые необычные запросы от клиентов пошли почти сразу. Но что делать, было решительно непонятно: «Самый простой вопрос: „Ты можешь доминировать в привате?“ Ответ „Наверное. Я не знаю. Можем попробовать“, который я могла дать, — это не ответ госпожи», — смеется модель. К работе в вебкаме Ева относится так же, как к любой другой — это вполне управляемая и прогнозируемая сфера. И ей в чем-то повезло: от рискованных предложений ей удавалось отказываться, но цели достигла: «Какие цели могут быть у стрим-моделей? А какие могут быть у учителей, парикмахеров, офис-менеджеров? У всех цель одна — быть счастливыми. А вот понятие счастья у каждого разное. Есть материальное выражение: квартира, машина, красивая одежда и хорошая еда. Есть эмоции: путешествия, хобби, возможность делать ценные подарки близким. Есть социальные: помогать новичкам, столкнувшимся с трудностями, развивать комьюнити и создавать адекватное отношение вебкаму». Если в вебкаме есть карьерная стратегия, то у Евы пока свой пик: она начала придумывать сценарии для фото- и видеосъемок других моделей и вебкам-студий, которые стали заказывать их для себя. А сформированная экспертиза позволяет ей делать аудит работы моделей и вести лекции по одному из сайтов для взрослых. Больше половины доходов идут от стримов и консультирования, что позволяет также нанимать ассистента — он помогает с ведением социальных сетей. Продолжительность работы в этом бизнесе зависит от физического здоровья и эмоциональной нагрузки. Обычно модели перестают стримить, выходя замуж, когда уже не справляться с эмоциональной нагрузкой или разочаровываются в работе. Для Евы горизонт еще далеко. Развратные медсестрички Каким бы привлекательным не казался вебкам, не каждая модель видит себя в нем долго. У Маришки — так представилась URA.RU модель из города в центре России — нет цели добиться вершин. «Да, есть топ-модели, но к этому надо идти не один год и вкладывать много сил», — рассказала она URA.RU. Маришку завлекла в вебкам Лика, позже к ним присоединилась Лара, самой старшей из всех — 22 года. Последние две — медики. Образовавшееся трио стримит индивидуально, то есть не через вебкам-студию. Со всей техникой (компьютер, камера, светильник) они справляются самостоятельно. По мнению Маришки, в студии другие люди только отвлекали бы. В видеочат девушки выходят всегда на одном сайте для взрослых. Лара — одна, Маришка — вместе с Ликой. Для девушек слово «шоу» — так они представляют свою «работу» в соцсетях — определяется просто: «Это жесткая эротика. И шоу начинается, когда набирается определенная сумма токенов (валюта сайта — прим. URA.RU) за стрим». Главная цель девиц — деньги на жизнь. Собеседница отказалась говорить, по сколько они зарабатывают: разброс доходов — от 100 рублей до миллиона в месяц. Лика работала на «обычной работе», сейчас у нее вебкам — основной заработок. Лара совмещает работу и вебкам. Маришка еще получает образование в университете в сфере журналистики и PR, что идеально, по ее словам, совмещается со специфическими занятиями. Надолго ли это — вопрос открытый. Со временем модель намерена начать работать по профессии или в смежных областях. «Для меня сейчас вебкам — единственная подработка, и я понимаю, что не буду этим всю жизнь заниматься. Так же и у других девочек: у Лики тоже есть планы на будущее, куда пойти учиться и кем быть. Но я лично не знаю, как карты лягут. Заниматься вебкамом будем еще полгода, может, год», — резюмирует собеседница. Гей-мемберы и легкие деньги Вебкам — работа преимущественно для девушек. Однако есть спрос и на мужчин. Как рассказывает URA.RU 28-летний Алексей, в бизнес он попал еще 10 лет назад, но последние три года занимался развитием собственной студии. В начале карьеры он жил в Нижнем Новгороде. Через пять лет благодаря помощи нового друга, гей-мембера (сам Алексей — гетеросексуал), он перебрался в сначала в Польшу, а потом в Чехию. «Начал сразу после школы, учился параллельно. Узнал [про вебкам] из интернета, когда искал всякие порносайты. Решил попробовать, тогда мозгов и тормозов особо не было, привлекли рассказы о заработках. Хотелось денег побольше, а главное — полегче. Мне повезло, родители на 18 лет подарили квартиру, с местом проблем не было. Не составило труда и найти нужные сайты, информацию, программы и оборудование. У меня довольно легко прошел вход в эту сферу. За пару месяцев освоил все азы», — делится Алексей. Собеседник говорит, что успешно закончил два вуза — в России и за границей (туризм и управление персоналом), но никогда и нигде не работал, кроме сферы вебкама. Заработка с этого хватало всегда, даже когда не работал. В первый месяц в вебкаме Алексей заработал 140 тысяч рублей. Потратил их на новый компьютер, камеру, освещение и одежду. Но заработок в этой профессии плавает, предупреждает экс-модель. В удачные периоды можно было заработать 300 тысяч рублей, в неудачные — 60. До создания семьи все деньги уходили на развлечения, но сейчас характер расходов иной, а доход в рублях равен 800 тысячам рублей в месяц. И хотя расходы в Европе выше, удается копить на свое жилье в Чехии — одна из двух актуальных целей Алексея. Вторая — получение гражданства. «Я был гетеро-моделью и понимал, что основная аудитория будет состоять из гей-тусовки. Перед ними первое время я полностью не раздевался. Но они и не просили: западные люди совсем другого менталитета, относятся к тебе с уважением. Постепенно это табу я с себя снял, так как денег хотелось побольше и побыстрее, — констатирует Алексей. — Но с геями я сразу давал рамки общения. Хотя они ничего странного и не просили, кроме полного обнажения. Иной раз просили, чтобы я на них смотрел. А вот женщины странных желаний выдавали много. Не буду рассказывать про всякие фетиши. Была у меня одна поклонница лет 70-ти. Она просила меня часто посмотреть с ней какой-нибудь фильм. С одним геем я постоянно смотрел футбол». Кроме того, Алексей успел поработать больше полугода с девушкой в вебкам-студии. И, как признает экс-модель, у парней в паре с девушками проблемы в основном с эрекцией: «На препаратах долго не протянешь. Знаю, что во многих топ-парах парни колют инъекции так же, как и в порноиндустрии. Поэтому я и ушел из пары, потому что поддерживать эрекцию после месяца работы было очень сложно. Приходилось даже принимать „Виагру“». Реализация собственного проекта, по мнению Алексея, — логичное развитие в вебкаме: «Все к этому приходят рано или поздно, ведь красота со временем уходит. Первый раз просто собрал знакомых моделей и предложил проект, так и началось». Все модели в его студии — русские, кто переехал в Европу. Студия в Чехии — одна, но мест, где проходят стримы, — много. Алексей владеет большей частью проекта. Модели платят в общий фонд от 25% до 35% своей прибыли. Студия вкладывает деньги, например, в криптовалюту или ценные бумаги. С этой прибыли моделям идет свой процент. В итоге они получают деньги два раза: со своего стрима и от вложений студии. Некоторые девушки также работают дистанционно, пользуясь рекламой студии и ее привилегиями. По словам Алексея, не так часто карьера у моделей складывается удачно. Действительно, большинство моделей топ-уровня зарабатывают столько, что хватит до конца жизни, многие вкладывают деньги, потом тоже не работают. При этом также многие девушки уходят в порно. У моделей-парней серьезный путь — только в гей-категории. Модели самого разного уровня иногда сталкиваются с такими проблемами, как наркотики, отсутствие личной жизни (точнее сексуального влечения), звездная болезнь, выражаемая в чувстве вседозволенности, присутствия денег, семейные проблемы и самое распространенное — депрессия. Более того, часть профессии — шантаж моделей и их деанонимизация. Ранее URA.RU рассказывало, как вебкам-индустрия распространяется по всей России, в частности, в провинции. Этому способствуют в том числе гораздо меньшие расходы на студии, чем в Москве или Санкт-Петербурге. Но, как отмечают собеседники агентства, в провинции часто сложнее найти подходящих моделей, руководство студий иногда не выплачивает полностью зарплату. И общие сейчас проблемы в российском вебкаме — большая конкуренция и падение доходов, которые напрямую связаны с тем, что этот онлайн-бизнес слишком распиарили.