«Ваше место в конце». За что любили и ненавидели Раису Горбачеву

0
10

"Ваше место в конце". За что любили и ненавидели Раису Горбачеву

МОСКВА, 20 сен — РИА Новости, Галия Ибрагимова. Двадцать лет назад из жизни ушла Раиса Горбачева. Активная и яркая, для многих она стала лицом перестройки — политики реформирования советской системы, затеянной ее мужем. Были и те, кто Раису Максимовну недолюбливал и критиковал за непривычно элегантные наряды и чрезмерное влияние на супруга. Так или иначе, об этой женщине говорили все. Но оценили ее умение быть первой леди только после смерти.

«Сдаваться нельзя»

Диагноз «лейкоз» Раисе Горбачевой поставили летом 1999 года. Врачи понимали, что шансы на выздоровление минимальны. Но родные не теряли надежды и повезли ее на лечение в Германию.

Несколько месяцев за жизнь Раисы Максимовны боролись лучшие немецкие онкологи. После недолгого улучшения она впала в кому и больше не приходила в сознание.

Михаил Горбачев в те дни был рядом с супругой. За сорок шесть лет совместной жизни он ни разу ее не обманывал. Но сказать правду о болезни и лишить надежды на выздоровление просто не смог.

— Моя жизнь кончилась? — спрашивала Раиса Максимовна.

— У тебя тяжелая болезнь крови.

— Рак? — настаивала она.

— Я не знаю. Но сдаваться нельзя. Мы это одолеем, — с натянутым оптимизмом говорил Горбачев.

Однажды Михаил Сергеевич принес в больничную палату газету. На первой полосе была статья под названием «Леди достоинства», посвященная Раисе Максимовне. Но, увидев ее, бывшая первая леди СССР вдруг заплакала: «Выходит, надо умереть, чтобы меня наконец поняли…»

Советский эталон

За новостями о здоровье Горбачевой следили все. Непохожая на типичную жену члена ЦК, она была одним из лиц перестройки — главного политического детища супруга.

Молодая, хорошо образованная, всегда модно одетая Раиса Максимовна, в какую бы страну ни отправлялась, везде производила фурор. На Западе в ней видели эталон эмансипации и эрудиции советской женщины.

На родине отношение было сложным. Критиковали Горбачеву не только за наряды, но и за то, что она, как многим казалось, вмешивается в политику и вместо мужа принимает решения. Михаил Сергеевич никогда не скрывал доверительных отношений с супругой, чем создавал повод для сплетен.

«Какие серьезные вопросы вы обсуждаете с Раисой Максимовной?» — спросил однажды Горбачева американский журналист.

И глава СССР не задумываясь ответил: «Все».

Диетическая свадьба

С будущей супругой Горбачев познакомился в 1951 году в студенческом клубе МГУ. «Дисциплинированная» и «правильная» девушка, как позже вспоминал Михаил Сергеевич, училась на самом престижном факультете — философском. Он — на юридическом.

«Она не была писаной красавицей, но была очень милой, симпатичной: живое лицо, глаза, стройная, изящная фигура и завораживающий голос», — вспоминал Горбачев.

Раиса вначале отвергала ухаживания. Незадолго до знакомства она рассталась с женихом. Не понравилась родителям — видным партийным чиновникам. Они заявили, что девушка из простой, рабочей семьи им не подходит.

Но Горбачев не отступал и через два года ухаживаний добился руки и сердца возлюбленной. Чтобы заработать денег на свадьбу, студент-юрист во время каникул устроился на родном Ставрополье механизатором — убирал урожай.

Свадьбу сыграли в диетической столовой студенческого общежития. «Из угощений на столе были винегрет, селедка, отварной картофель и водка «Столичная». Было кое-что мясное, какие-то котлеты», — вспоминали позже супруги.

Раиса на год раньше мужа окончила вуз и поступила в аспирантуру. Но когда Михаила Сергеевича по распределению отправили в Ставропольский край, поехала за ним.

Уже там столкнулась с каким-то раздражением окружающих. Девушку долгое время не брали на работу. Если ей удавалось трудоустроиться, вскоре попадала под сокращение. Рационального объяснения этому не было. Но Раиса Максимовна понимала, что эрудированная женщина у многих вызывает неприязнь. И всю жизнь страдала от этого.

«Кремлевские матроны»

Осенью 1978 года Михаила Сергеевича избрали секретарем ЦК КПСС. Чета Горбачевых засобиралась в Москву. Раиса Максимовна нервничала. Кандидат философских наук, она преподавала в Ставропольском медицинском институте, занялась социологией. Переезд в столицу означал, что придется все начинать с начала.

Муж успокаивал: «Все будет лучше, чем наши первые десять лет на Ставрополье».

В Москве Горбачев целыми сутками пропадал на работе. Раиса Максимовна не хотела сидеть дома: посещала научные конференции, учила английский. Но круг общения состоял в основном из жен членов Политбюро, и ей быстро это наскучило.

«Кремлевские клуши» и «матроны» ее не переносили. Им хотелось поставить Горбачеву на место», — писал в книге «Горбачев» его пресс-секретарь и помощник Андрей Грачев.

Оказавшись однажды на приеме в Кремле, элегантная Раиса Максимовна заняла в зале свободное место. Но на нее тут же набросились завсегдатаи официальных торжеств.

“Ваше место вот там. В конце», — отчеканила ее соседка и указала пальцем, куда следует сесть в соответствии с рангом мужа.

Горбачеву поражала отчужденность советской номенклатуры. «Тебя видели, но не замечали. Даже взаимное приветствие было необязательным. Удивление — если ты обращаешься к кому-то по имени-отчеству», — признавалась она в книге «Я надеюсь».

«Тетя Рая, помогите»

За назначением Михаила Сергеевича в марте 1985 года генсеком последовала череда командировок. Раиса Максимовна отправилась с мужем даже в Чернобыль. Масштабы трагедии ее потрясли. Потом она много ездила по стране, посещала больницы, общалась с пострадавшими из-за той аварии.

Помогала и пострадавшим от землетрясения в Армении в 1988 году.

«Никогда не забуду руины на месте человеческого жилья. Была в больницах. Мальчик, у которого были передавлены ноги (школа рухнула прямо во время урока), закричал: «Тетя Рая, я больше никогда не пойду в школу». Что могла я сказать ему? Попросила крепиться. Пообещала отстроить новую школу».

Раиса Максимовна вплотную занялась благотворительностью, заботилась о больных детях.

«Гордость за страну»

Но, как она ни старалась, люди все равно ее недолюбливали. Ходили сплетни, что наряды она скупает за границей, а на украшения тратит деньги из государственного бюджета.

«Я не шила ни у Зайцева, ни у Ив Сен-Лорана, как пишут про меня. Одевала меня портниха из ателье на Кузнецком Мосту. Никаких спецателье у меня не было», — объясняла Горбачева, но ей не верили.

Глава службы протокола Кремля в 1990-е годы Владимир Шевченко, работавший с Михаилом Горбачевым, в беседе с РИА Новости подтвердил, что у супруги генсека не было ни дач, ни драгоценностей, которые ей приписывали.

«Какие бриллианты, какие наряды от Диора? У Горбачевой была чешская бижутерия. Мы подобрали в городе Яблонец несколько гарнитуров под бриллианты. Я удивляюсь, какую чушь про нее до сих пор пишут!» — возмущается Шевченко.

Однако были и те, кто восхищался первой леди, писал ей письма.

«Когда Горбачев стал совершать поездки и вы с ним ездили, меня это раздражало, — признавалась в письме некая Лариса Гуцал. — Потом поняла, что для вас это тоже труд. Когда видела вас на экране, испытывала гордость за страну». Но таких писем было немного.

«Мне нравится Горбачев»

В 1984 году Раиса Максимовна впервые сопровождала мужа в зарубежной командировке. Это был визит в Лондон по приглашению премьер-министра Маргарет Тэтчер. Пока Горбачев вел переговоры на высшем уровне, его супруга налаживала культурные связи.

Как-то после обеда в резиденции премьер-министра Раиса Максимовна увидела на книжной полке портрет шотландского философа Дэвида Юма. О нем она знала даже больше, чем присутствовавшие британцы.

«Эрудированный человек, с ученой степенью по философии», — охарактеризовала Горбачеву Тэтчер.

Именно после этого визита «железная леди» Великобритании произнесла свою знаменитую фразу: «Мне нравится Горбачев. С ним можно иметь дело».

«Порвались колготки»

К любой зарубежной командировке Раиса Максимовна тщательно готовилась.

«Как супруга первого лица, она присутствовала на многих приемах, где обсуждались серьезные дела. В политику не вмешивалась, но могла поддержать любой разговор. Она везде старалась создать для мужа комфортную психологическую атмосферу», — вспоминает в разговоре с РИА Новости переводчик, дипломат, сотрудник «Горбачев-Фонда» Павел Палажченко.

Горбачева никогда не опаздывала. Но во время визита в Румынию закопошилась, а супруга Чаушеску Елена прибыла на встречу чуть раньше. «Вдруг прибежал ее помощник и начал умолять не убивать его, — рассказывает Шевченко. — Он объяснил: если Раиса Максимовна не выйдет, его расстреляют. Я шепнул ей: «Скажите, что у вас порвались колготки». Она так и сделала. Чаушеску засмеялась, напряжение спало».

Главы государств и их жены, с которыми встречалась чета Горбачевых, не раз говорили, что без Раисы Максимовны перестройка и международная разрядка были бы неполными. При этом для Михаила Сергеевича она всегда была просто «любимой женой».

«Мы были друзьями. Во всем поддерживали друг друга, заботились друг о друге… Но только когда Раиса оказалась на грани жизни и смерти, люди вдруг увидели, что, оказывается, мы любим друг друга», — написал Горбачев в книге «Наедине с собой».