Йохан Мюзеув о Матье ван дер Пуле, Вауте ван Арте, Жулиане Алафилиппе и Приможе Рогличе

0
64

 

Йохан Мюзеув о Матье ван дер Пуле, Вауте ван Арте, Жулиане Алафилиппе и Приможе Рогличе

Photo Credit: LaPresse

  Почти десятилетие Йохан Мюзеув (Johan Museeuw) был королём классик. От первой победы на Туре Фландрии в 1993 до последней на Париж-Рубэ в 2004 он был одним из самых опасных соперников на брусчатке. Его называли «Фламандским Львом» за волю к победе и характер бойца. Даже сейчас, через 17 лет после завершения карьеры, Йохан Мюзеув проводит на велосипеде так же много времени, как и профессионалы. Ему нравится смотреть, как выступают другие, особенно, когда это касается новой плеяды чемпионов. Мюзеув в восторге от выступлений Матье ван дер Пула, Ваута ван Арта, Жулиана Алафилиппа и Приможа Роглича. Но иногда он озадачен.

Йохан Мюзеув о Матье ван дер Пуле, Вауте ван Арте, Жулиане Алафилиппе и Приможе Рогличе

  Журналист VeloNews Джеймс Стартт (James Startt) попросили Фламанского Льва поделиться мнением о том, что он думает о новых звёздах велоспорта.

— Йохан, вы больше не профессиональный велогонщик, но, кажется, продолжаете тренироваться как профессионал. Сколько километров проехали в прошлом году?

— Думаю, где-то около 25 000. Это в прошлом году. В этом снова иду по расписанию.

— Ух ты. Вы всё ещё живёте велоспортом. Это впечатляет! Вы были лучшим классиком своего поколения, трижды выигрывали Тур Фландрии и Париж-Рубэ. Должно быть, вам интересно следить за нынешней группой гонщиков – классиков. Кажется, Матье ван дер Пул, Ваут ван Арт и Жулиан Алафилипп в каждой гонке показывают потрясающее шоу!

— Да. Это интересно. Но иногда я за них боюсь. Иногда, как мне кажется, они поступают в гонке очень глупо. Иногда великолепно. Это просто потрясающее поколение! Они идут за своими ощущениями. Если чувствуют себя хорошо, атакуют! И им не важно, где они находятся в гонке, или когда тренер или спортивный директор считают, что на конкретном этапе им не надо сильно напрягаться. Они просто атакуют! Они отличаются от нашего поколения.

  Например, когда я ехал Тиррено-Адриатико, то всегда в первый день давал полный газ просто затем, чтобы проверить, в какой форме, и, может, побороться за победу. Но остальную неделю я просто ехал в пелотоне или группетто, наматывая километры, готовясь к Милан-Сан-Ремо и следующим классикам, которые были главными целями.

Йохан Мюзеув о Матье ван дер Пуле, Вауте ван Арте, Жулиане Алафилиппе и Приможе Рогличе

Photo Credit: LaPresse

— Вы беспокоились, что выйдете на пик формы слишком рано, если выкладываться полностью на Тиррено?

— Я никогда не боролся на Тиррено за общий зачёт. Мне не было необходимости прикладывать все силы на этой гонке. Я всегда много работал зимой, начинал сезон сильным. Но иногда надо поиграть со своей физической формой – когда чувствуешь себя хорошо, нужно  поберечь силы и удерживать форму дольше. Но эти ребята никогда не думают о том, чтобы экономить силы. Они всё время просто дают полный газ. Иногда мне сложно их понять. А у ван Арта или ван дер Пула двойная или тройная программа, потому что помимо шоссе они выступают ещё и в велокроссе, и в маунтинбайке. Это более напряжённый график, чем все те, что были у нас.

— Если зажигаешь перед важными классиками, то на них за тобой следят чаще, чем обычно. Помню, ребята типа Петера Ван Петегема мастерски скрывали свои кондиции. А некоторым нужно победить, чтобы пришла уверенность перед большими гонками. Но Ван Петегем мог хорошо затаиться.

— Да. Но это поколение так не думает. Не поймите меня неправильно. Я очень их уважаю и люблю наблюдать за ними в гонках. Для велоспорта их выступление великолепно, и для болельщиков тоже.

  Но я смотрю на них как бывший велогонщик, который думает о пике формы для самых крупных гонок. Я просто не понимаю, что за необходимость выигрывать всё. У ребят типа ван дер Пула и Ван Арта главные цели – не Тиррено-Адриатико, а Милан-Сан-Ремо, Тур Фландрии и Париж-Рубэ. Если они выиграют одну из этих гонок – великолепно. Но если нет, ничего страшного. Хотя у них есть спортивные директора, врачи, тренеры, так что, полагаю, они знают, что делают.

  К слову, я позвонил Адри ван дер Пулу, отцу Матье, на следующий день после того, как он выиграл из долгого сольного отрыва. Адри сам был профессионалом в моё время и сильным гонщиком-классиком тоже. Я просто сказал ему: «Зачем он это сделал?» А он ответил мне, что сам задаётся этим вопросом.

— Я имею в виду, что Матье был просто пустым к финишу этапа. Была ли в этом необходимость? Он в какой-то момент действительно залез в свой резерв. Они должны думать о восстановлении. После ван дер Пул сказал, что он атаковал просто потому, что замёрз и хотел согреться. Но он мог вернуться к техничке, надеть ещё одну майку и куртку, остаться в пелотоне и немного восстановиться.

— Повторю, это великолепно для велоспорта. Наблюдать за выступлением интересно, необычайно интересно! Но цель этих ребят – Милан-Сан-Ремо, Тур Фландрии и Рубэ. Это их уровень. Этого от них ожидают болельщики и спонсоры. А если они не выиграют там, тогда это совсем не хорошо!

  В целом, если ты всю неделю выкладывался на такой гонке как Тиррено, то потом нужна неделя восстановления. Из личного опыта я знаю, что если бы всю неделю ехал на максимуме Тиррено, то никогда не смог бы вовремя восстановиться для Сан-Ремо. Милан-Сан-Ремо всего через несколько дней. В такой гонке как эта классика, чем ты сильнее, тем лучше. Но это мой опыт. Эти ребята другие. Они более универсальные гонщики. Так что, посмотрим в субботу.

  Я считаю, что Алафилипп подготовлен лучше. Он выиграл этап на Тиррено, но я думаю, что в голове он держал Сан-Ремо. Да, на одном этапе у него были механические проблемы, но он не старался выиграть каждый этап, не пытался в одиночку тратить большие силы. Но эти ребята, особенно ван дер Пул и Ван Арт – особенные гонщики. Не каждый сможет так мощно выступать в велокроссе, а потом так же хорошо начать сезон на шоссе. Они особенные.

— Раньше тоже всегда были ребята, сочетавшие велокросс и шоссе, но в большинстве случаев они не могли долго удерживать пик формы весной.

— Да, я знаю, но эти ребята стёрли логику прошлого. У них есть запас сил. В этом причина. Они совершенно особенные гонщики.

— Мы наблюдаем потрясающее соперничество между ван Артом и ван дер Пулом. Не напоминает ли оно вам какое-то соперничество в вашем поколении?

— Не совсем. Сейчас идут две гонки в одной. Первая – гонка ван Арта, ван дер Пула и также Алафилиппа. Другая – гонка всех остальных. Если они стартуют на классике, пелотон знает, что выиграть будет почти невозможно. Есть много сильных гонщиков, но они понимают, что или они должны быть в великолепной форме, или обстоятельства гонки должны сложиться в их пользу. Но эти ребята знают, что если подождут до Поджио на Милан-Сан-Ремо или до последнего прохождения Кваремонта и Патерберга, то выиграть будет очень трудно.

— А ещё есть такие ребята как Погачар и Роглич на Гранд-турах. Вы смотрели Париж-Ниццу-2021? Если да, то что думаете о восхождении Роглича и его падении?

— Ну, видно, что Роглич очень и очень силён. Он побеждает везде, но потом всё распадается на части. Роглич явно сильнейший гонщик, он хочет всё выигрывать. Это его выбор. Но иногда время от времени хорошо давать выигрывать другим. Это как раз и сыграло свою роль на Париж-Ницце.

— На 7-м этапе казалось, что Джино Медер, уехавший в ранний отрыв, удержится до финиша. Но потом Роглич спринтовал на финальных метрах. Он чувствовал силы, хотел выиграть ещё один этап. Хорошо. Это его решение. Но правильно ли было так делать?

Йохан Мюзеув о Матье ван дер Пуле, Вауте ван Арте, Жулиане Алафилиппе и Приможе Рогличе

Photo ©A.S.O. / F.Boukla

 

— Знаете, в пелотоне нужны друзья. Если всегда всех крушить, то их не будет. Возможно, поэтому никто не стал ждать Роглича, когда он упал на финальном этапе. Обычно в велоспорте есть негласное правило, что жёлтую майку ждут, если произошло падение.

  Но никто не ждал Роглича. Я имею в виду, что Роглич почти догнал. Думаю, он был где-то в четырёх секундах от пелотона. А для такого парня как Роглич это ничто. Но он не смог догнать. Значит пелотон ехал настолько быстро! А если пелотон едет с такой скоростью, значит, кто-то принял решение так ехать, будь то гонщики, спортивные директора, неважно кто.

  Смотреть это было невреоятно интересно. Я не говорю, что неправильно, что Роглич хочет везде выигрывать. И, конечно, никто не должен ждать гонщика, когда тот падает. Хотя в большинстве случаев гонщика ждут после падения. Но Bora и Astana не ждали. Они нарушили негласное правило пелотона. Но когда гонщик очень силён, то пелотон использует каждую возможность, чтобы его победить. То же самое относится к классикам в этом году с Ван дер Пулом и Ван Артом.

— Было интересно, потому что я видел Роглича после финишей тех этапов. Он не выглядел извиняющимся за спринт, в котором обошёл Медера, но в то же время он совсем не выглядел страдающим, когда пелотон ускорился после его падения. В целом это новый способ ведения велогонки.

— Да, мы наблюдали потрясающе интересные велогонки в этом году. Это приводит в восторг и точно на благо  велоспорта.